САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЭКОНОМИКО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ
Форум коллежда
О нас Контакты Форум Подписка rss




Расширенный поиск


26.04.2012 22:32





  • 26 апреля

Музыкально-поэтический фестиваль «Поём Иерусалим». Москва

  • 27 апреля

Презентация книги Олеси Николаевой «Православие и творчество». Москва

  • 27-29 апреля

Официальный визит Патриарха Кирилла в Болгарскую Православную Церковь

  • 28 апреля

Лекция "Крест, Дракон и Самурай - Трудности Евангелизации: Проблема китайских и японских обрядов". Москва

  • 28 апреля - 11 мая

Выставка «Патриарший центр духовного развития детей и молодежи» в Манеже

  • 14 мая

Презентация книги «Мы только стоим на берегу…», посвященной Михаилу Кулакову. Москва

  • 17 мая

Круглый стол «Проблемы современной Церкви», посвященный 100-летию со дня рождения архиепископа Михаила (Мудьюгина). Москва

  • 18 мая

Презентация книги А.И. Шмаиной-Великановой «Введение в изучение Книги Руфи. Перевод. Комментарий» и круглый стол «Некоторые проблемы комментирования священного текста». Москва

  • 20 мая

Конференция «Сорок сороков: Никольские храмы Москвы».Москва

  • 15 июня - 26 августа

Выставка "Иконостас Кирилло-Белозерского монастыря" в Музеях Кремля. Москва

Все »








Статьи

Шарманка, вопиющая к небу

Призы 31 ММКФ достались фильмам о блаженных, сирых и сумасшедших

29.06.2009 23:46 Версия для печати

Подавляющее число наград завершившегося вчера 31 Московского международного кинофестиваля ушло русскоязычным картинам, все из которых в разной степени приближения ставят вопросы духовного состояния общества

Среди отмеченных призами картин наиболее мощная «Мелодия для шарманки» Киры Муратовой (Украина) не услаждает слух, она своим режущим звуком пытается если не прооперировать, то хоть задеть бесчувственное сердце современного человека. Рождественское роуд-муви о двух осиротевших детях, которым никто не помог в их самых простых нуждах, заканчивает свое движение вблизи символичного по названию Успенского переулка. Сказка в духе «Мальчика у Христа на елке» Достоевского, переписанная на современный лад, рассказана с горькой иронией – между смешным и страшным. Шарманка, по традиции, апеллирует к чувствительности людей. Кира Муратова на два с половиной часа заводит свою шарманку, прося честно посмотреть в зеркало, которое она приставляет к лицу каждого своего зрителя. Не отводить глаз, а узнать себя в одном из длинной череды некрасивых образов.

По сюжету фильма, дети – сводные брат и сестра, сбежали из интерната, где их хотели разлучить, отправив в два разных сиротских учреждения. Они пустились на поиски отцов в некий обобщенный мегаполис (съемки велись в Киеве и Одессе). Кира Муратова не щадит никого – ни богатых, ни средних, ни нищих, и не столько за то, что не пожалели бедных детей, очутившихся на улице и не умеющих играть по жестоким правилам выживания. Преобладает другой, более утонченный недуг: сестрицу Аленушку с братцем Никитой просто не замечают, а кто приметит – спешит отмахнуться либо выставить вон, чтоб не смущали своим непарадным видом. Детям остается сочинять проникновенное письмо маме, которая уже умерла.

Когда Алена и Никита по всем канонам святочного рассказа застывают у окна богатого дома и наблюдают ребятишек в костюмчиках мушкетеров и принцесс, наряженную елку и снежно-белый с красными ягодами торт, внешний мир для них глохнет – в кадре исчезает шум улицы и наступает тишина. Они не завидуют – лишь стоят и зачарованно смотрят, припав к стеклу как рыбки в аквариуме.

Режиссер выписывает монументальную композицию общества потребления, отделившего себя от чужого невзрачного фасада глухим забором безразличия. Детям приходится первый раз в жизни попробовать подобрать с чужого стола недоеденную краюшку, первый раз украсть хлеб в супермаркете, впервые стать с протянутой рукой и произнести: «Мы бедные, у нас нет денег…» Но везде их встречает тотальная, а затем и роковая, неудача. И даже бездетная «фея» (Рената Литвинова), подосланная для благодеяния расчувствовавшимся супругом (Олег Табаков), не найдет на нужном месте Никиту, махнет рукой и отправится совершать предпраздничный шопинг.

Общество закоснело в равнодушии, посему все-таки разлученному с сестрой бесприютному малышу в Рождественскую ночь остается согреваться тельцем бездомной кошки. Финал картины – немая сцена с участием рабочих, обнаруживших скорбную находку.

Картина «Мелодия для шарманки» удостоена четырех наград: приза «Серебряный Георгий» за лучшую женскую роль (лауреатом стала юная одесситка Лена Костюк, сыгравшая Алену), приза жюри ФИПРЕССИ (Международной федерации кинопрессы), международного жюри Федерации киноклубов, приза жюри Федерации киноклубов России с формулировкой «За бескомпромиссное художественное воплощение трагедии тотального равнодушия».

Главную награду 31 ММКФ – приз «Золотой Георгий» – жюри под председательством Павла Лунгина присудило российскому фильму «Петя по дороге в Царствие Небесное» (режиссер Николай Досталь). В картине хорошо выписана эпоха, удачно вылеплен главный образ, но лента проседает на уровне сценария: обрываются ни на чем второстепенные сюжетные линии. Действие происходит в Кандалакше в год смерти Сталина (1953). Герой, прототип которого реально существовал – местный дурачок Петя, вообразивший, что он милиционер и поборник порядка. Жители поселка не хотят разубеждать юношу и подыгрывают ему, а настоящий милицейский начальник даже выдает Пете кобуру и деревянный пистолет. Детски наивный, но деловито-ответственный «инспектор Петя» (Егор Павлов) нелепо гибнет во время операции по поимке заключенного – в него стреляют, приняв за беглого зэка. «В названии, к сожалению, угадывается финал картины, что не очень хорошо для фильма», – отметил режиссер. Но это оригинальное название повести Михаила Кураева, по которой поставлен фильм, с другой стороны, «хорошо ложится к образу доброго, отзывчивого человека – а ведь таких людей как Петя надо заносить в Красную книгу: несмотря на свою болезнь, они приносят душевность в общество. Но при этом беда героя в том, что, живя в этом мире, он подражает ему», – раскрыл свое понимание персонажа Николай Досталь. «Власть по природе своей самоубийственна, – полагает создатель картины. – Прикосновение, тяга к власти оборачивается тем, к чему привела она Петю».

В дальнейших планах режиссера – снять 16-серийный телевизионный фильм «Раскол» о трагическом разделении Русской Церкви в XVII веке.

Специальный приз жюри 31 ММКФ получил режиссер Александр Прошкин за фильм «Чудо» (Россия). В основу сценария, написанного Юрием Арабовым, положено предание о «стоянии Зои» – самарской девушки, на новогодней вечеринке 1956 года пустившейся в пляс с иконой святителя Николая и внезапно застывшей на месте без движения на 128 дней, до самой Пасхи. В фильме девушку зовут Таней.

Арабов рассказал журналистам, что написал «Чудо» в генетической связи со своей предыдущей работой «Юрьев день». Он на всякий случай предупредил, что «к очернению действительности и прочим смутным вещам» сценарий никакого отношения не имеет, и туманно намекнул, что «здесь дело в душе». «Я представляю себе русскую культуру и русский дискурс как задавание вопросов без ответа и вопросов духовно-религиозного характера». Когда мы пытаемся вкладывать в этот дискурс буржуазные, потребительские ценности, мы уничтожаем культурное существо страны, предостерег сценарист.

По словам кинодраматурга, цели создания религиозного или "конфессионального" сценария он не ставил: «Никакого религиозного искусства не существует кроме иконописи, а существует только светское искусство, – удивлял своей классификацией Арабов. – Светское искусство может ставить духовные вопросы. Русская литература и искусство на этих вопросах существуют как уникальное мировое явление. Я в конфессиональное кино не верю. А верю в кино, которое говорит о неких сущностных духовных вещах». В этой связи «грандиозными картинами» он считает «Слово» К. Дрейера и «Причастие» И. Бергмана.

Вместе с тем, автор сценария акцентировал, что намеренно отказался от мистического взгляда на чудо: речь идет не столько об окаменевшей девушке Тане, сколько о людях, ее окружавших. По фильму это журналист, священник, уполномоченный по делам религии и лично Н.С. Хрущев – всем досталась своя доля сарказма и гротеска. «Для меня это юмористическая история», – довершил свой рассказ Арабов.

Он сообщил, что на кафедру во ВГИКе для него пришло письмо от женщины, которая описывает, как в 1956 году в Куйбышеве (Самаре) перенесли трамвайные пути, чтобы трамвай не ходил мимо дома, где Зоя стояла, и не собирались верующие люди. И как она, пытаясь прорваться через оцепление, выставленное у дома, познакомилась там с каким-то военным, который сделал ей предложение, увез на Север и они 30 лет прожили счастливым браком. «Если бы я знал это раньше, – пожалел кинодраматург, – это, конечно, было бы сюжетом картины».

По мнению Прошкина, чудо у каждого свое. «Чудо – некий рубеж в жизни, после которого мы резко что-то меняем. Чудом могут быть назначены разные вещи – от стояния Зои до Чернобыля. Мы берем 1956 год, но по состоянию общества у нас мало что меняется. Чудо – знак того, что дальше так нельзя, пора заглянуть в себя».

Третий российский фильм конкурсной программы – «Палата №6» Карена Шахназарова отмечен в номинации «за лучшую мужскую роль». Приз получил актер Владимир Ильин, сыгравший современного доктора Рагина. Съемки картины по одноименной повести А.П. Чехова и по сценарию, написанному 20 лет назад, проходили в психоневрологическом интернате №3, расположенном в стенах Николо-Пешношского монастыря в Дмитровском районе Московской области. Наряду с актерами в картине снимались пациенты психиатрической лечебницы, которые своей особой органикой задавали высокую планку профессиональным лицедеям: они пристраивались в кадре, и их было «не переиграть никакими усилиями». В начальных эпизодах фильма у троих пациентов берут интервью, где каждый рассказывает о себе, о желании выйти из этих стен и создать семью, о своей вере -- в Бога, в добро или "в себя".

Душевнобольные люди отличаются от здоровых тем, что они естественны как дети, отметил Шахназаров на пресс-конференции. Основной художественный прием картины – соединение стилистики телерепортажа с традиционной актерской игрой. Форма родилась из походов съемочной группы по больницам. Один из пациентов, игравший в картине художника, подошел к Шахназарову и попросил не убивать Рагина в конце фильма. Пришлось отойти от чеховского финала и оставить надежду.

«Палату №6» Карен Шахназаров назвал «крайне мрачным сверхшедевром» Чехова. «Это бездна, в которую время от времени нужно заглядывать», – определил режиссер. Тем не менее, он признался в собственном открытии «религиозного» Чехова на стадии работы с актерами: «Когда живой актер начинает работать на съемочной площадке, тем более такого класса как Володя Ильин и Алексей Вертков, ты для себя открываешь вещи, которых раньше не замечал на стадии написания сценария. На мой взгляд, Чехов очень религиозный писатель. Он не менее религиозен, чем Достоевский. Только у Достоевского это очевидно, и он считается религиозным философом среди писателей. У Чехова это скрыто. Но когда ты начинаешь работать подробно, ты вдруг понимаешь, что не просто так Чехов написал, что доктор Рагин в молодости хотел посвятить себя духовной карьере, но отец ему запретил. Ты вдруг начинаешь обращать внимание на реплику Громова о бессмертии. Понимаешь, что не просто так Михаил Валерьянович спрашивал у доктора Рагина, верит ли он в бессмертие души. Это все разбросано, и как все у Чехова, это внутри, это не выпячено».

«Не могу сказать, что я этим фильмом собирался перестроить мир. Если картина вызывает какие-то эмоции, я считаю, что моя задача выполнена», – отметил К. Шахназаров.

Ирина Стовбыра


Ваш Отзыв
Поля, отмеченные звездочкой, должны быть обязательно заполнены.

Ваше имя: *

Ваш e-mail:

Отзыв: *

Введите символы, изображенные на рисунке (если данная комбинация символов кажется вам неразборчивой, кликните на рисунок для отображения другой комбинации):


 

На главную | В раздел «Статьи»











 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов отдельных материалов.
© 2005 «химико-технологический колледж».